Александр Велединский: сценарий «В Кейптаунском порту» я писал 20 лет назад

АиФ.ru на фестивале «Окно в Европу» поговорил с режиссером про его новый фильм, «Бригаду» и Маковецкого под пулями.

Фестиваль российского кино «Окно в Европу» в Выборге открыла премьера фильма Александра Велединского «В Кейптаунском порту». По сюжету, во времена советско-японской войны на Дальнем востоке случайно встречаются совсем юный моряк, матерый зэк и его прислужник. Встреча заканчивается ссорой и перестрелкой. Но выходит всё совсем иначе, и судьбы этих троих сплетаются в сложный узор. 

Ольга Шаблинская, АиФ.ru: Александр, к этой премьере вы шли 20 лет. Вам так важно было снять эту ленту?

Александр Велединский: Да, важно. Прежде всего потому, что она автобиографична. Эту историю мне рассказал отец лет 40 назад. Меня тогда поразил факт: если бы события начали развиваться иначе, я бы не родился. Моего отца убили бы. Причём свои и по глупости, уже после войны. Это была случайная встреча трёх разных людей, которые думали, что когда-то поубивали друг друга. А через 50 лет оказывается, что все живы. Прототипа моего отца играет Сергей Сосновский. 

От голода и нищеты до народной любви. Как восходила звезда Олега Янковского

Сценарий я написал 20 лет назад. Но тогда в стране случился кризис. В 2008 году снова запустились с картиной, и снова экономический коллапс. В главной роли должен был сниматься Олег Иванович Янковский, ему очень нравился сценарий. Но что случилось, то случилось, к сожалению — в 2009 г. Олега Ивановича не стало. Поэтому в какой-то момент я решил остановить картину — второго Янковского не может быть на свете, это понятно. Поиски другого артиста на эту роль я не вёл. А потом поменял своё решение и повернул характер героя на 180 градусов. (В фильме эту роль сыграл Владимир Стеклов. — ред.).

В 2015 году мы снова начали снимать, действие у нас идёт сразу в трёх местах — Кейптаун, Петербург и Крым. Я ненавижу линейное кино. Мне это скучно. А ещё знаю точно: если твой фильм нравится тебе самому, значит, он понравится ещё минимум миллиону человек. Снимать кино, кстати, предпочитаю на банальные темы. 

— Неожиданное заявление для режиссера, Александр!

— Это не банальщина. А банальность с большой буквы Б. (Улыбается) Потому что заповедей всего десять! И все, что есть хорошего в искусстве, все темы главных произведений банальны. Другое дело, что банальная история может быть небанально изложена. 

— Это как с «Географ глобус пропил», который вы сняли по роману Иванова? Вроде, история и вправду банальна. А зритель фильм пересматривает, такое нечасто бывает в современном кино. В чем секрет, по-вашему?

— Просто это фильм про людей, которые на эту картину пошли. Мы все хотим кино про себя. С сочувствием к нам, несчастным. Таким нелепым порой. Собственно, поэтому персонаж, которого сыграл Костя Хабенский, оказался близким многим из тех, кто так живёт сегодня в нашей стране. 

Алексей Иванов: Россия выжила благодаря учителям, врачам и инженерам

— «Так» — это как?

— С одной стороны, выживают. С другой стороны, честны и не подлы. Да, выпивают, да, могут совершать какие-то неприятные поступки. Но на самом деле они не делают мерзостей. Это самое главное. Думаю, что успех этого фильма объясняется тем, что таких людей много! И это радует меня. Это вселяет надежду. Для меня фильм без надежды — это фильм ни про что. Кстати, 30 школьников, сыгравших в «Географе» — все они были из Перми. Кроме главной героини — Анфисы Черных, она из Москвы.

Ольга Шаблинская, АиФ.ru: Александр, к этой премьере вы шли 20 лет. Вам так важно было снять эту ленту?

Александр Велединский: Да, важно. Прежде всего потому, что она автобиографична. Эту историю мне рассказал отец лет 40 назад. Меня тогда поразил факт: если бы события начали развиваться иначе, я бы не родился. Моего отца убили бы. Причём свои и по глупости, уже после войны. Это была случайная встреча трёх разных людей, которые думали, что когда-то поубивали друг друга. А через 50 лет оказывается, что все живы. Прототипа моего отца играет Сергей Сосновский. 

От голода и нищеты до народной любви. Как восходила звезда Олега Янковского

Сценарий я написал 20 лет назад. Но тогда в стране случился кризис. В 2008 году снова запустились с картиной, и снова экономический коллапс. В главной роли должен был сниматься Олег Иванович Янковский, ему очень нравился сценарий. Но что случилось, то случилось, к сожалению — в 2009 г. Олега Ивановича не стало. Поэтому в какой-то момент я решил остановить картину — второго Янковского не может быть на свете, это понятно. Поиски другого артиста на эту роль я не вёл. А потом поменял своё решение и повернул характер героя на 180 градусов. (В фильме эту роль сыграл Владимир Стеклов. — ред.).

В 2015 году мы снова начали снимать, действие у нас идёт сразу в трёх местах — Кейптаун, Петербург и Крым. Я ненавижу линейное кино. Мне это скучно. А ещё знаю точно: если твой фильм нравится тебе самому, значит, он понравится ещё минимум миллиону человек. Снимать кино, кстати, предпочитаю на банальные темы. 

— Неожиданное заявление для режиссера, Александр!

— Это не банальщина. А банальность с большой буквы Б. (Улыбается) Потому что заповедей всего десять! И все, что есть хорошего в искусстве, все темы главных произведений банальны. Другое дело, что банальная история может быть небанально изложена. 

— Это как с «Географ глобус пропил», который вы сняли по роману Иванова? Вроде, история и вправду банальна. А зритель фильм пересматривает, такое нечасто бывает в современном кино. В чем секрет, по-вашему?

— Просто это фильм про людей, которые на эту картину пошли. Мы все хотим кино про себя. С сочувствием к нам, несчастным. Таким нелепым порой. Собственно, поэтому персонаж, которого сыграл Костя Хабенский, оказался близким многим из тех, кто так живёт сегодня в нашей стране. 

Алексей Иванов: Россия выжила благодаря учителям, врачам и инженерам

— «Так» — это как?

— С одной стороны, выживают. С другой стороны, честны и не подлы. Да, выпивают, да, могут совершать какие-то неприятные поступки. Но на самом деле они не делают мерзостей. Это самое главное. Думаю, что успех этого фильма объясняется тем, что таких людей много! И это радует меня. Это вселяет надежду. Для меня фильм без надежды — это фильм ни про что. Кстати, 30 школьников, сыгравших в «Географе» — все они были из Перми. Кроме главной героини — Анфисы Черных, она из Москвы.

— В своё время вы написали сценарий знаменитой «Бригады». Как воспринимали нападки за то, что, мол, этот сериал поэтизирует бандитскую жизнь?

— Эти нападки не закончились до сих пор. По-моему, они нелепы. «Бригада» — единственных фильм об истории страны 1990-х. О новой России. Это исторический фильм, и это правда. Там все максимально честно. Романтизации никакой нет, на мой взгляд. Там все пострадали. Это трагедия поколения — исчезнувшего, пропавшего. Зайдите на любое кладбище и увидите, сколько там могил молодых парней с датами смерти в 1990-е. Да, они не были «котиками» и «зайчиками». Они были продуктом своего времени. Герои фильма — мальчишки, которые росли со мной в одном дворе. Но «Бригаду» полюбили не только ребята, которые через «это» прошли, но и их родители, вместе со своими детьми пережившие этот же ужас 90-х. Ну, и подчеркну, что снял её режиссёр Алексей Сидоров — мы ему помогли, как смогли, со сценарием. 

Кшиштоф Занусси: «Ориентация на прибыль – это низкий уровень культуры»

Кстати, на Высших режиссерских курсах в 1993 году, когда российскому кинематографу уже хотели поставить памятник, наш преподаватель пан Кшиштоф Занусси начал свой спич в первый учебный день со слов: «Никто из вас никогда не будет работать в кино». Я тогда разозлился. Подумал: а я буду снимать! Спустя годы я встретился с паном Кшиштофом на телевидении. И напомнившему этот эпизод. На что он сказал: «Ну вот видишь! Ты же здесь, ты же режиссёр!» Конечно, это была провокация. Мы разозлились, и нас это подстегнуло и так или иначе сумели пробраться сквозь заслоны. 

— Ну да, это показательная история. На момент написания «Бригады» вы ведь жили впроголодь в общаге. Совсем хреново, в общем. 

— Почему хреново? Мне было кайфово, Мы были молоды, я был худой, как спичка. Да, нам заплатили за «Бригаду» совсем копейки, даже смешно говорить, сколько. За еду почти работали. Но было офигенно, интересно. Не все же деньгами меряется. 

Чемпион, маньяк, пионер. Кем мог бы стать Сергей Маковецкий

Кстати, именно в тот период я решил не стричься и не бриться — так дешевле. Потом мы получили гонорар за другой проект. Дальше меня пригласили писать сценарий сериала «Дальнобойщкики». В этом же году я запустился со своей первой короткометражной работой. Мне удалось увлечь сценарием Сергея Маковецкого и Владимира Стеклова. Снимали недалеко от Селигера на озере Дохлец. Вот ведь название! На дне его — кладбище. По сценарию, Серёжа Маковецкий сидел с удочкой, ловил рыбу. В это время раздались выстрелы, пули рикошетом летели на нас, отскакивали от воды. Серёжа сидел, не шелохнувшись. Потом мы увидели полупьяных людей — оказалось, что это милиционеры из Тулы. И они не по нам стреляли, а открывали сезон охоты на уток в августе. Но, когда увидели Маковецкого, собрали вещи и уехали. Конечно, могло тогда шальное что-то случиться. Но пронесло.

Володя Стеклов, кстати, часто появляется у меня в фильмах. Серёжа, надеюсь, ещё появится. После той 27-минутной короткометражки «Ты да я, да мы с тобой» всё изменилось. Как говорил Валера Тодоровский: «Надо не просто прийти в кино, а надо ногой выбить дверь». Вот когда ты «выбил дверь», ты уже здесь. Эта короткометражка попала на Каннский фестиваль в программу «Особый взгляд» как исключение. Потом «Кинотавр», тоже спецпоказ. А дальше посыпались предложения и очередь из продюсеров выстроилась за столиком, где я пил кофе. «Где ж ты был?» — «Я был с той стороны двери. Ломился к каждому из вас. А вы не хотели меня видеть». 

«Бригада. Наследник». Что вышло из сиквела гангстерской саги?

— Кстати, а что произошло с «Бригадой-2»?

— Насколько я знаю, ее сняли. Но без нас. Нам всем предлагали, но… Если бы мне позвонил Лёша Сидоров, я бы подумал, по крайней мере. Потому что это его фильм. Если бы Лешка попросил помочь, я бы скорее всего это сделал. Но Алексей был категорически против. И он прав, потому что эта история как художественное произведение завершена. Поэтому мы все отказались.

Но это дела давно минувших дней. Сейчас я с головой в новой картине, которую мы снимаем в Выборге по «Обители» Захара Прилепина. В главной роли Серёжа Безруков. Со времён «Бригады» мы больше не работали, только каждый раз при встрече говорили: надо бы что-то нам сделать. Наконец сложилось.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: