Эдуард Успенский: «В новых мультфильмах о Простоквашино будет всё»

Писатель Эдуард Успенский, создатель Чебурашки, дяди Фёдора и множества других сказочных героев скончался во вторник 14 августа на 81 году жизни.

В одном из последних интервью АиФ.ru писатель рассказал о новых мультфильмах «Простоквашино», народной цензуре и проблемах современной детской литературы.

Новости о том, что легендарный мультсериал «Трое из Простоквашино» получит продолжение, появились в СМИ ещё в конце 2016 года. Но лишь теперь разговор приобрёл деловой характер. На создание мультфильма собираются выделить 300 млн рублей, а студия «Союзмультфильм» провела первые переговоры с автором любимых героев: Эдуардом Успенским.

АиФ.ru встретился со знаменитым писателем, чтобы узнать подробности о новой мультипликационной серии, которая запланирована на 2018-2020 годы.

Елена Яковлева, АиФ.ru: На прошлой неделе вы встречались с представителями «Союзмультфильма», чтобы обсудить мультипликационное продолжение «Простоквашино». Расскажите, каковы итоги.

Эдуард Успенский: Впервые за долгие годы переговоров у нас начался деловой разговор. По крайней мере, и со стороны студии, и со стороны авторов есть желание начать работу. К тому же уже есть литературный материал: за эти годы я написал много маленьких интересных историй, каждая из которых ложится на короткометражный мультфильм.

Эдуард Успенский: «Мой Дядя Фёдор ещё побывает на похоронах Гарри Поттера»

Но, чтобы пошла работа, нужен режиссёр. Более того, «Союзмультфильм» хочет снимать одновременно по 6-7 мультфильмов, а значит, нужно, чтобы появилось сразу 7 человек. Эти режиссёры должны быть достаточно грамотными и выбрать из моих новых рассказов подходящие. Далее им нужно купить у меня эти рассказы и написать на их основе сценарий или заказать его у меня.

Вот эти вопросы мы и обсуждали на встрече. «Союзмультфильм» пока к ним не был готов, у них новое руководство, которое смутно себе представляет процесс этой работы.

— Насколько мне известно, вы всегда хотели снять полнометражное продолжение мультфильма о героях из Простоквашино. Сейчас же речь идёт только о серии коротких мультфильмов?

— Да, 30 серий по 6 с половиной минут. Сначала надо собрать новое поколение мультипликаторов, натренировать их на коротких мультфильмах, а уже потом можно задумываться о полнометражной картине (но и она не такая длинная: всего 20 минут).

— В новой мультипликационной серии нас ждут новые герои?

— Не знаю. Пока я ориентируюсь на старых персонажей, которые живут в Простоквашино, а там ведь много населения…

Существует ли на самом деле деревня Простоквашино?

В новых мультфильмах будет всё. Там будут и такие элементарные крестьянские рассказы про то, как правильно покрасить крышу, и история про то, как в Простоквашино приехал Галкин с программой «Как стать миллионером?». По правилам передачи можно сделать звонок другу, который подскажет ответ, если ты его не знаешь. Печкин, попав в такую ситуацию, говорит:

— А у меня нет друзей.

Галкин удивляется:

— Как же вы живёте без друзей? Вот у меня их много!

Тогда Печкин:

— Ну, давайте вашему другу и позвоним.

И они звонят Баскову, чтобы тот ответил на загадку: «Сидит девица в темнице, а коса на улице. Кто это?»

Чебурашка по-японски. Новый мультфильм на старый лад

— Не боитесь, что не всем зрителям придётся по вкусу, что «Простоквашино» адаптируется под современные реалии?

— Кому это не всем? Жители Простоквашино — нормальные люди, будут жить, как все другие живут. Все перипетии, которые происходят в стране, происходят у них тоже.

Матроскин всегда хотел заниматься серьёзными делами, допустим, лапти плести, морковь продавать — вот он теперь бизнесмен. А Печкин — это почтальон, он у меня государственный чиновник.

— А есть планы снять продолжение мультфильма про Крокодила Гену и Чебурашку?

— Пока об этом речь не идёт, хотя за 50 лет мной было написано много историй. В том числе есть очень смешная история, как Крокодил Гена отслужил в армии и по возвращении устроился работать сторожем на шоколадную фабрику.

Есть и отдельные рассказы про Чебурашку. Если кто-то захочет снимать, материала достаточно.

«Горячие люди»

— В советские годы вам часто приходилось бороться с цензурой. Теперь за цензуру взялись не только издатели, которым необходимо ставить на сказки маркировки 0+, 6+, 12+, но даже родительские комитеты. Вам самому приходилось сталкиваться с претензиями родителей?

— К сожалению, сейчас появилось очень много воспитателей, которые включают цензурирование. У меня есть книжка, где Крокодил Гена и Чебурашка в Новый год развозят детям подарки. В ней есть сцена, где Крокодилу Гене предлагают выпить шампанское, а он отвечает: «Нет, я не пью. Капля алкоголя убивает крокодила». Одна мама, прочитав это, возмутилась: «Я больше никогда не возьму в руки книг Успенского! Как он смеет говорить об алкоголе в детской книжке?!»

Эдуард Успенский: Чебурашку под арест?

По схожей причине в каком-то городе одну мою книжку вроде даже потребовали изъять из книжных магазинов (к сожалению, не могу вспомнить, какую и где). В результате издатели, чтобы не было никаких осложнений, отозвали книгу. Но, на мой взгляд, это глупистика, и она со временем пройдёт.

«Я всегда любила Успенского, а с завтрашнего дня я его ненавижу», — такой мгновенный переход сегодня очень часто бывает. Когда я объявил, что 90% людей в России — это идиоты (такими словами Успенский в 2014 году в беседе с журналистами «Дождя» поддержал Макаревича, против которого началась критическая кампания из-за его отношения к событиям на Украине — прим.ред.), на меня посыпалось: «Да чтоб я его книжку ещё раз в руки взяла?!», «Да пусть он убирается в свой Израиль!», «Раньше был хороший писатель, а сейчас…» — ругательства сыпались одно за другим (смеётся). Из друзей моментально превращались во врагов. Горячие люди.

— Похоже, вы с лёгкостью к этому относитесь.

— А как же иначе? Мне что, в интернете каждому отвечать, что он сам дурак? (смеётся)

Чебурашка здесь больше не живёт. «Союзмультфильм» пакует чемоданы

— Понятно, отношения со взрослыми не всегда складываются просто, а как обстоят дела с детьми? Раньше вы довольно часто встречались с ними в библиотеках, читали свои книги…

— Дети до 8-9 лет какими были во времена моей молодости, такими и остались. А вот с детьми 11-12 лет мне уже сложнее: у них своё критическое отношение, свои дела, о которых я даже не знаю… Но в целом дети нормальные. Бывает, я выступаю в школах, на каких-то конференциях. Я люблю, когда на встречи приходят дети маленькие, средненькие. Но самое лучшее — это семейные встречи, когда дети приходят вместе с родителями.

— А есть ли у вас новости о семейном парке развлечений «Успенский-парк»? (аналог «Диснейленда», но с героями сказок Успенского, который собирались построить в Анапе — прим. ред.)

— Никаких новостей нет. Несмотря на усилия бизнесменов и творцов, дело завалилось на уровне мэра города. Всё упирается в землю, которую местная власть держит зубами, и не пускает туда посторонних.

«Нет трибуны»

— Не секрет, что японцы помешаны на вашем Чебурашке, финны обожают дядю Фёдора, в Америке в фаворитах «Гарантийные человечки». Как думаете, почему получилось такое национальное разделение?

— Это нормально, что каждая страна выбирает свою книжку.

«Союзмультфильм». Анимация, которой мы можем гордиться

Финны задумчивые, неторопливые люди, они очень суровые и редко общаются с детьми. А когда они получают мою книжку, то, как правило, читают её всей семьёй, потому что некоторые вещи детям непонятны. Когда семья читает вместе, она сближается, поэтому меня, наверное, больше любят финские родители, а не финские дети (смеётся). Американцы же — технологичные ребята, им нужно что-нибудь попроще, без переживаний. Про «Чебурашку» они вообще сказали: «Это этнография». А во Франции читателям понравилась хулиганистая книжка «Год хорошего ребёнка», которую мы написали вместе с голландской писательницей Элес де Грун.

— А вы сами следите за современной детской литературой? Что можете сказать о российских авторах?

— Мне нравится, как пишет Стас Востоков, Артур Гиваргизов, Лена Усачёва… Конечно, есть писатели, которые могут писать, но в детской литературе пока ещё нет Навального или Удальцова. Лидеру сегодня трудно появиться, ведь книжки печатаются маленькими тиражами. Когда выпускают 5 тысяч экземпляров, маловероятно, что книга станет известной, её ведь практически никто не видит.

— Выходит, новые Успенские не появятся, пока их не начнут продвигать?

— Чтобы стать новым Успенским, нужна трибуна. У нас же нет развития книжки, нет её популяризации, а раньше были «Мурзилка», «Весёлые картинки», «Пионер», «Костёр», «Пионерская зорька», «Будильник», где можно было проверять силы.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: