ФНС впервые опубликовала налоговые данные компаний

Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

Федеральная налоговая служба (ФНС) впервые опубликовала данные о налоговой и бухгалтерской отчетности российских компаний. Они размещены в формате открытых данных на сайте ведомства (наборы под номерами 74-76). Сведения о крупнейших налогоплательщиках, а также о стратегических предприятиях — оборонных и госкомпаниях, — пока раскрываться не будут, сообщил РБК представитель службы.

Причиной такого решения, по словам собеседников РБК, послужило введение в начале апреля новых антироссийских санкций Минфином США.

Без грифа тайны

Первые данные, появившиеся на сайте ФНС, содержат информацию о специальных налоговых режимах, применяемых организациями, об участии в консолидированной группе налогоплательщиков и о среднесписочной численности работников организаций. Дальнейшая информация будет раскрываться поэтапно, писал РБК.

Второй этап публикаций, согласно плану, наступит 1 октября — в этот день в наборе открытых данных должна появиться информация о суммах доходов и расходов по данным бухгалтерской отчетности, а также сумме уплаченных налогов, сборов и страховых взносов. Еще через два месяца, то есть 1 декабря, ФНС обнародует суммы недоимки и задолженности по пеням и штрафам организаций, налоговые правонарушения и меры ответственности за них с указанием штрафов.

Давние планы

Приказ о размещении данных о компаниях, включая те, с которых гриф налоговой тайны был снят в июне 2016 года (среднесписочная численность работников организации, уплаченные суммы налогов и сборов и объемы доходов и расходов), ФНС впервые утвердила в декабре 2016 года. Как следовало из приложения к документу, налоговая служба должна была разместить эту информацию на своем сайте 25 июля прошлого года. Затем ведомство дважды переносило этот срок — на 1 июня 2018 года (соответствующий приказ опубликован на сайте ФНС), а затем на 1 августа.

Первичная цель раскрытия таких данных о компаниях — «предоставление налогоплательщикам полной и достоверной информации для анализа финансово-хозяйственной деятельности контрагентов», объясняла ФНС. В августе 2017 года была введена ст. 54.1 Налогового кодекса, ужесточающая ответственность за налоговые нарушения контрагентов, напоминает директор аналитического департамента «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Но ощутить эффект и сделать полноценные выводы о контрагенте компании смогут лишь после второго этапа публикации, считает эксперт.​​ На конец июня 2018 года в России ведут деятельность более 4,2 млн юрлиц.

Раскроют не всех

Среди компаний, с которых снимут режим налоговой тайны, не будет стратегических (оборонных предприятий и госкомпаний) минимум до 2020 года, говорили ранее РБК два собеседника, знакомых с ходом подготовки приказа. В ФНС подтвердили, что к публикации пока не готовятся данные о компаниях, входящих «в перечень стратегических предприятий и организаций оборонно-промышленного комплекса, а также отнесенных к крупнейшим налогоплательщикам».

С апреля 2018 года к крупнейшим налогоплательщикам федерального уровня ФНС относит организации, чей общий объем полученных доходов за отчетный год превышает 35 млрд руб. (до апреля этот показатель составлял 20 млрд руб.). В свою очередь, к крупнейшим налогоплательщикам на региональном уровне теперь относятся компании, чьи доходы находятся в диапазоне от 2 млрд до 35 млрд руб. При этом в полномочия ФНС входит право самостоятельно отнести налогоплательщика к категории крупнейших независимо от соблюдения названных критериев.

Что касается стратегических предприятий, то они вписаны в соответствующий перечень, утвержденный президентом. Всего в него входит около 70 компаний. Среди них, например, «Роснефтегаз», «РусГидро», РЖД, «Роснефть», «Газпром», «Аэрофлот», банк ВТБ и другие компании.

Публикация сведений о доходах госкомпаний, числе работающих в компании сотрудников и суммах уплаченных налогов на фоне очередной волны санкций могла бы стать основанием для их расширения, говорил замдиректора департамента законотворческой деятельности ТПП Александр Селиванов. «Для компаний, попавших под санкции, публикация финансовой информации лишь поможет стороне, наложившей санкции, контролировать их эффективность», — считает руководитель практики управления рисками ФБК Grant Thornton Роман Кенигсберг. По мнению партнера KPMG Михаила Орлова, санкции вряд ли являются основным мотивом такой политики. «Скорее это повод», — считает он.

Автор:
Екатерина Копалкина.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: