МЭР предложило ввести штрафы за застройку военных захоронений

Раскопки на местах боев на Линии Маннергейма в Ленинградской области. 31 мая 2017 года

(Фото: Виктор Бартенев / Интерпресс / ТАСС)

Министерство экономического развития (МЭР) разместило на портале проектов нормативных правовых актов уведомление о разработке законопроекта о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и в закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества». Планируется, что изменения в законы вступят в силу в декабре 2019 года.

Предлагается ограничить использование участков, входящих «в состав территорий боевых действий в период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов». Перечни территорий, на которых обнаружены непогребенные останки «погибших при защите Отечества», будут утверждаться местными властями «при содействии Минобороны». Кроме того, планируется урегулировать особенности перезахоронения останков.

Для собственников и арендаторов земли, которые нашли на ней воинские захоронения, но не сообщили об этом, будут установлены штрафы или другая административная ответственность. Наказание ждет и застройщиков или частных лиц за строительные или земельные работы, которые могут повредить останки, и за препятствование их перезахоронению. Текст законопроекта еще не опубликован, размер штрафов не уточняется.

Источник, знакомый с законопроектом, сообщил, что за несохранение, повреждение останков и продолжение строительства на участке предлагаются штрафы: 5 тыс. руб. для физических лиц и 10 тыс. руб. для юрлиц.

Основанием для разработки законопроектов стало указание президента от 5 мая. «Известно несколько случаев, когда строительство продолжали вести, несмотря на вскрывшиеся захоронения. К примеру, такие случаи были зафиксированы в Ленинградской и Новгородской областях. Как правило, никто не препятствует перезахоронению, однако и стройку не останавливает», — прокомментировали РБК инициативу в пресс-службе Минэкономразвития.

В уведомлении о разработке закона указано, что сейчас на территориях, где проходили боевые действия, остаются незахороненные останки, неухоженные или ранее не известные военные захоронения. «Наряду с этим на землях, обладающих признаками массовых воинских захоронений, осуществляется строительство зданий и сооружений, при этом для арендаторов, собственников… не установлены ограничения использования земельных участков, находящихся в границах территорий боевых действий», — отписывают разработки законопроектов проблему.

«Девелоперы предпочитают не афишировать информацию о найденных захоронениях, поскольку за этим последует отмена разрешения на строительство», — говорит партнер консалтинговой группы Rusland SP Андрей Бойков, отмечая, что по этой причине объективно судить, насколько часто это случается, нельзя.

Партнер адвокатского бюро «Качкин и партнеры» Дмитрий Некрестьянов напоминает, что по закону «Об увековечивании памяти павших» при обнаружении останков следует полная остановка работ. «И пока не эксгумировали — ничего нельзя. Сомневаюсь, что административная ответственность может быть более стимулирующей, чем полный запрет на работы», — говорит Некрестьянов.

«Если у нас строитель найдет какой-то череп или кость, он никогда не пойдет и не скажет, потому что это конец строительству, замораживание проекта на полгода-год. То есть если застройщик сообщил, значит, он убил свой проект, — соглашается гендиректор компании Key Capital Сергей Камлюк. — Скорее всего, это будет нести для него более крупные экономические последствия, чем штраф». Чтобы закон заработал, размер штрафа должен соответствовать стоимости земельного участка, который девелопер приобрел под строительство, считает Андрей Бойков.

По словам доцента кафедры местного самоуправления Высшей школы экономики Ольги Моляренко, о подобном законопроекте нужно было задуматься намного раньше. «На землях, которые пользуются спросом, маркеры таких захоронений, а много где и сами захоронения давно уничтожены», — отмечает Моляренко. Количество оставшихся захоронений, по оценке эксперта, достигает десятков, а возможно, и сотен тысяч.

«В первую очередь такие захоронения находятся на землях сельхозназначения (разрабатываемых по назначению или выкупленных застройщиками) и на Гослесфонде», — добавляет Моляренко. Применение законопроекта, по ее словам, будет затруднено тем, что в местных органах власти нет кадровых и финансовых ресурсов на его исполнение. «То, что было известно, почти все перенесено и захоронено, то, что неизвестно, и не узнается. Будут спускать ответственным органам плановые показатели по выявлению, значит, будут «выявлять», даже если незахороненных останков и не будет», — считает Моляренко.

Еще до начала разработки федерального закона подобные инициативы появились на региональному уровне. Например, в июле в Ленинградской области был принят закон о проведении изыскательско-поисковых работ на территориях, где в 1939–1944 годах велись боевые действия. По этому закону, который вступит в силу в октябре 2018 года, застройщики до начала строительства должны будут за свой счет провести работы по поиску захоронений.

Авторы:
Надежда Федорова, Антон Фейнберг.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: