Правый уклон: почему Швеция стала новым очагом популизма в Европе

Сторонники ультраправой партии «Альтернатива для Швеции» в Стокгольме

(Фото: Ints Kalnins / Reuters)

Наступление ультраправых

В воскресенье, 9 сентября, в Швеции пройдут парламентские выборы. Основная борьба на них должна развернуться между левым блоком, главными участниками которого являются «Социальные демократы» и Зеленая партия, и правоцентристским альянсом (в него входят Умеренная партия, «Либералы», Центристская партия и «Христианские демократы»). Сейчас правящую коалицию во главе с премьером Стефаном Лёвеным формируют «Социальные демократы» и «зеленые».

При этом свои позиции на выборах должна упрочить ультраправая партия​ «Шведские демократы» (SD), которая выступает за ужесточение миграционной политики и проведение референдума по поводу членства страны в Евросоюзе. На прошлых выборах в 2014 году партия заручилась поддержкой 12,9% избирателей. По данным опросов, по итогам голосования в воскресенье они смогут улучшить свой результат, хотя социологи и не пришли к консенсусу, на сколько именно. Опрос компании YouGov прогнозирует, что за SD проголосуют 24,8% шведов — это на 1% больше, чем ожидаемая поддержка социал-демократов, и на 8% больше, чем поддержка правоцентристской Умеренной партии. По данным же опроса исследовательского центра Ipsos MORI, на первом месте по популярности находятся «Социальные демократы» — им симпатизирует 25,9% респондентов. На втором месте — Умеренная партия с поддержкой 17,3% респондентов, на третьем — «Шведские демократы» с 16,8%.

«Шведские демократы», скорее всего, придут к финишу вторыми или третьими, прогнозирует председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов. И хотя такой результат едва ли сможет обеспечить ультраправым участие в правительстве, он может утвердить их в статусе решающего игрока в переговорах о создании кабмина, сказал эксперт РБК. «Существует высокая доля вероятности, что абсолютное большинство кресел не получит ни левая, ни правая коалиция, и тогда «Шведские демократы» могут стать или весомой силой в оппозиции, или, при определенных раскладах, вести сотрудничество с альянсом правоцентристов», — пояснил Лукьянов. В преддверии выборов лидер SD Джимми Акессон заявлял, что не вступит в формальную коалицию с правым альянсом, если в него войдет Партия центристов, которая придерживается либеральных взглядов на вопрос миграции.

Причина «правого поворота»

Партия «Шведские демократы» была сформирована в 1980-х, у ее истоков стояли неофашистами. Впоследствии партия смягчила тон и отказалась от нацистской ориентации. Нынешний лидер демократов 39-летний Джимми Акессон неоднократно говорил, что не приемлет проявления нацизма в партии.

В то же время Акессон настаивает: Швеции необходимо сократить поток приезжих с Ближнего Востока и Африки и обязать их соблюдать принятые в стране правила поведения. В 2015 году десятимиллионная Швеция приняла к себе 160 тыс. беженцев — больше, чем любая другая страна ЕС, если соотносить численность мигрантов и коренного населения.

По подсчетам экспертного аналитического центра при Министерстве финансов Швеции, если разделить общую сумму, требуемую для обслуживания нужд беженцев, на число граждан, то каждому коренному шведу придется платить около 30 тыс. крон ($8 тыс.) в год на содержание приезжих. Такие цифры приводятся в докладе, составленном экономистом Университета Гетеборга Хоакимом Рюистом. По словам Рюиста, далеко не все иммигранты могут принести Швеции экономическую выгоду, так как их навыки часто оказываются невостребованными на рынке труда. Разница в уровне трудоустройства между коренными шведами и первым поколением мигрантов составляет около 15% не в пользу мигрантов, следует из статистики ЕС.

С 2015 года в Швеции выросло число преступлений, в том числе с применением оружия. Согласно статистике полиции, в прошлом году в скандинавской стране произошло 320 перестрелок, а также 7226 изнасилований — на 10% больше, чем в 2016 году. Из-за неблагополучной обстановки в ряде населенных мигрантами районов не раз происходили беспорядки.

В мае 2018 года наличие проблем с интеграцией мигрантов признал премьер-министр, социал-демократ Левен. Тогда он выступил за пересмотр миграционной политики, чтобы сделать ее «устойчивой», и предложил ускорить депортацию мигрантов, не получивших статус беженцев. Его позицию поддержала и оппозиционная Умеренная партия. «Сегодня все подвергают сомнению целесообразность режима массовой миграции и [выступают за] борьбу с преступностью и это, конечно, играет нам на руку», — заявил в одной из своих предвыборных речей Акессон (цитата по Wall Street Journal).

«Шведские демократы» сумели задать тон нынешней выборной кампании, тогда как остальные партии выступают на защитных позициях, считает аналитик Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Павел Зерка. «Находящиеся у власти «Социальные демократы», несмотря на успехи страны в экономической сфере, подходят к этим выборам с опущенной головой, как если бы они соглашались с тезисом, что страна пребывает в упадке», — написал Зерка в статье на сайте ECFR.

Власти слишком долго игнорировали проблему иммиграции, и нынешнее усиление позиций Акессона — наказание за проявленную ими беспечность, считает профессор политических наук в Университете Гетеборга Патрик Оберг. «Они [власти] говорили, что иммиграция не проблема, а, те кто считает ее таковой? — расисты, — сказал он в интервью Euronews. — Однако теперь все вдруг начали говорить: «Ой, действительно, мы были неправы».

«До недавнего времени Швеция считалась эталоном открытости, толерантности и леволиберальной политики, — констатировал Лукьянов. — Но теперь все больше граждан испытывают нервозность из-за беспорядков и роста преступлений, а миграция не воспринимается как положительный фактор».

Европа «закрывается»

Укрепление позиций «Шведских демократов» ставит скандинавскую страну в один ряд с другими европейскими государствами, где ультраправые силы сумели нарастить влияние за последние несколько лет. Партии, выступающие за снижение потоков мигрантов и возвращение больших полномочий из ЕС на национальный уровень, смогли улучшить свои результаты на последних парламентских выборах в Германии, Австрии и Италии. Причем в Италии и Австрии ультраправые силы — «Лига» и Австрийская партия свободы — входят в правящие коалиции. В ФРГ ультраправая партия «Альтернатива для Германии» является главной парламентской оппозицией.

Усиление «Шведских демократов» — свидетельство неустойчивости нынешнего статус-кво в Евросоюзе, убежден Лукьянов. «Тенденция к большей закрытости уже безальтернативна, вопрос в том, насколько ведущие партии в странах Европы смогут адаптироваться к этому вызову и, как говорится, менять курс корабля в плавном режиме», — говорит он.

Членство в НАТО под вопросом

В преддверии выборов шведские эксперты и силовики заявляли о попытках России повлиять на внутреннюю политику страны. В январе 2018 года руководитель шведской службы госбезопасности Андерс Торнберг сказал в интервью Би-би-си, что опасается «угрозы» со стороны Москвы в информационном пространстве. Россия, по его словам, может попытаться усугубить внутриполитический раскол внутри страны посредством фейковых новостей. В январе 2017 года Шведский институт международных отношений опубликовал исследование, в котором также предупредил о якобы проводимой Россией информационной кампанией. Ее целью, написали авторы доклада, в частности является дискредитация НАТО. ​Однако о конкретных фактах вмешательства в предвыборный период не ​сообщалось.

Шведская правящая коалиция социал-демократов и «зеленых» во главе с Лё​веном нужды вступать в НАТО не видят. Однако за присоединение к альянсу выступает альянс правоцентристских партий, в частности лидер Умеренной партии и кандидат от нее в премьеры Ульф Кристенссон. Впрочем, Кристенссон признает: даже если его сторонники и одержат верх на выборах, интеграция Стокгольма в НАТО будет происходить постепенно. «Мы не станем подавать заявку на присоединение как можно скорее <…> Мы будем действовать методично, чтобы пытаться заручиться поддержкой получения нами статуса полноправного члена [НАТО​]», — заявил политик в интервью газете Svenska Dagbladet.

Среди шведов нет однозначного консенсуса по поводу вступления в НАТО. 43% граждан поддерживают идею членства в альянсе, 37% выступают против, еще 20% не определились, следует из опроса исследовательского центра Inzio для издания Aftonbladet.

В июле 2018 года министр обороны России Сергей Шойгу выражал обеспокоенность «втягиванием» в НАТО Финляндии и Швеции, которые в мае подписали договор, позволяющий им участвовать в учениях Североатлантического альянса. При этом силы НАТО получили доступ в воздушное пространство и территориальные воды этих государств, отмечал министр. «Подчеркну, что такие шаги западных коллег ведут к разрушению существующей системы безопасности в мире, порождают еще большее недоверие, вынуждая нас принимать ответные меры», — говорил Шойгу.

Автор:
Евгений Пудовкин.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: