Власть инвестиций: почему Россия добивается возвращения беженцев в Сирию

Фото: Андрей Грязнов / ТАСС

Дорога к дому

В понедельник, 20 августа, в Москве прошла встреча министров иностранных дел России и Ливана Сергея Лаврова и Джебрана Басиля, на которой они обсудили перспективы возвращения на родину сирийских беженцев, находящихся на территории соседнего Ливана. На пресс-конференции по итогам переговоров Лавров отметил, что Москва и Бейрут согласны в том, что условия для начала возвращения сирийских беженцев уже созданы.

Возвращение беженцев в Сирию обсуждалось на переговорах президента России Владимира Путина и канцлера Германии Ангелы Меркель 18 мая в Сочи. Тогда Путин просил снять с Сирии ограничения на гуманитарную помощь, чтобы беженцы смогли вернуться из Европы на родину. С началом сирийского конфликта США и Европейский союз приняли санкции, запрещающие предоставлять финансовую и гуманитарную помощь, в том числе медикаменты, в районы, подконтрольные официальному Дамаску.

Тема возвращения беженцев получила развитие на встрече Владимира Путина и президента США Дональда Трампа в Хельсинки 16 июля — они обсудили финансовую поддержку этого вопроса. Через два дня, 18 июля, Министерство обороны России создало на территории Сирии центр приема, распределения и размещения беженцев. 23 июля Лавров вместе с главой российского Генштаба Валерием Герасимовым отправились на переговоры в Израиль, а оттуда на следующий день в Германию, где также обсуждался вопрос о беженцах. Еще через два дня, 25 июля, Москва направила в Ливан, Турцию и Иорданию рабочие группы для проработки вопросов возвращения беженцев.

По словам Лаврова, созданный российской стороной в Сирии центр по делам беженцев ежедневно сообщает о тех населенных пунктах, которые уже готовы принять желающих вернуться. В результате только за прошлый месяц, как рассказал российский министр, в Сирию из Ливана уже вернулись почти 7 тыс. человек.

Кто «за» и кто «против»

Ливан заинтересован в успехе российской инициативы по возвращению сирийских беженцев, заявил Басиль по итогам встречи, которого процитировал иранский телеканал Al-Alam. По его словам, Бейрут выступает за скорейшее их возвращение в Сирию даже без привязки к процессу политического урегулирования в стране, чтобы избежать «экономического краха Ливана». «Условия в Сирии изменились, больше нет оправдания для нахождения беженцев [в Ливане], и это облегчает политическое урегулирование, а не наоборот», — заявил Басиль арабской версии телеканала CNN.

Ливан занимает второе место после Турции по количеству принятых сирийских беженцев. Сейчас, по данным Министерства обороны России, на территории этой страны находятся около 1 млн беженцев из Сирии. Всего, по подсчетам Минобороны России, зарегистрированы около 7 млн сирийских беженцев на территориях 45 государств. Больше всего их в трех соседних с Сирией странах — в Турции (около 3,5 млн), Ливане и Иордании (около 670 тыс.). На четвертом месте находится Германия, принявшая чуть больше полумиллиона сирийцев.

Из 7 млн беженцев изъявили желание вернуться в Сирию, по оценкам Минобороны России, 1,7 млн человек из девяти стран.

В беседе с немецким канцлером Ангелой Меркель 17 августа Путин отметил, что даже те сирийские беженцы, которые сейчас находятся в Турции, Иордании и Ливане, являются «потенциально огромной нагрузкой» на Европу, поэтому все заинтересованы в создании условий для их возвращения на родину, в том числе в восстановлении медицины, водоснабжения и канализации в стране. Президент Сирии Башар Асад ранее сообщал, что на восстановление разрушенной во время войны инфраструктуры страны потребуется не менее $400 млрд и около 15 лет.

В итогах переговоров с российским президентом о позиции Меркель в вопросе о беженцах не сообщалось. Однако ранее она не раз говорила, что выступает за поиск решений, которые позволят им вернуться домой. Однако для этого, по ее словам, в Сирии должны быть созданы соответствующие условия.

В европейских странах «зреет понимание необходимости конкретных шагов» для возвращения беженцев, отметил в понедельник Лавров. Мешает этому, по его словам, Вашингтон, который пытается «затормозить процесс возвращения беженцев через отказ участвовать в восстановлении инфраструктуры в Сирии». При этом, как сказал министр, такие условия выдвигаются исключительно в отношении районов, подконтрольных сирийскому правительству, и не распространяются на районы, подконтрольные поддерживаемой США сирийской оппозиции, прежде всего на восточном берегу Евфрата. «Там процессы восстановления идут полным ходом. Причем США привлекают к оплате этих работ целый ряд своих союзников», — отметил министр. Такая «деструктивная» позиция США может помешать Совету Безопасности ООН продвинуться в вопросе возвращения беженцев, посетовал Лавров.

Кроме того, как рассказал российский министр иностранных дел, структурам ООН запрещено участвовать в каких-либо проектах по восстановлению сирийской экономики. Им позволено оказывать лишь гуманитарную помощь Сирии. Соответствующая внутренняя директива, по его словам, была принята в политическом департаменте секретариата ООН секретно и без уведомления Совета Безопасности ООН еще в октябре прошлого года. По мнению Лаврова, группа стран, которые он не назвал, таким образом пытается манипулировать секретариатами международных организаций в своих «корыстных геополитических интересах».

Фото: Ammar Abdullah / Reuters

План с изъяном

Возвращение беженцев — одна из составляющих проекта России по легитимации сирийского режима, который находится под международными санкциями, отметил руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. С одной стороны, по мнению эксперта, возвращение беженцев должно продемонстрировать стабильность Сирии после разгрома террористов, с другой — «замаскировать» многочисленные политические проблемы режима и укрепить власть в Дамаске международными инвестициями в инфраструктуру Сирии.

Для России возвращение беженцев — это возможность содействовать финансированию Сирии не только с отдельными странами, но и международными организациями, поскольку иных источников восстановления разрушенной инфраструктуры Сирии нет, сказал эксперт Российского совета по международным делам Юрий Бармин. Эксперт сомневается, что Москва сможет обеспечить Сирии всю необходимую помощь в размере $400 млрд на восстановление, тем не менее сама инициатива может положить начало приходу разного бизнеса в страну.

​Европейские страны, прежде всего Германия, которая активно поставляла помощь в Сирию на протяжении последних лет, стоят перед выбором: миграционный вопрос для них имеет политическую и экономическую подоплеку, отметил Мардасов. С одной стороны, они не могут вложиться в режим Асада, против которого они выступали на протяжении всего конфликта в Сирии, а с другой — Европа оказалась не в состоянии решать проблему с беженцами на своей территории, объяснил эксперт. По его мнению, несмотря на миграционные проблемы, европейские страны предпочтут все же дальше вкладывать деньги и поставлять гуманитарную помощь в подконтрольные оппозиции районы в провинциях Алеппо и Идлиб, а также на курдских территориях к востоку от реки Евфрат, где будет сохраняться иностранное влияние.

Автор:
Анжелика Басисини.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: