«Я влюблён в Москву». Евгений Миронов — о театре, зрителе и любимом городе

«Все забыли про тот ужаснейший беспредел, ларьки бесконечные и вывески. Вот я хочу, чтобы об этом не забывали, когда идут против перемен», — рассказал «АиФ» худрук Театра Наций Евгений Миронов.

«Я влюблён в Москву»

Мария Егорова, «АиФ»: Евгений Витальевич, как вы оцениваете изменения, произошедшие с Москвой за последние годы? Что наиболее актуально для вас?

Евгений Миронов: Я помню, как студентом Саратовского театрального училища приехал показываться Олегу Павловичу Табакову, как шёл тогда от метро на Чистопрудном бульваре до театра на улице Чаплыгина. Показался — и меня приняли в Школу-студию МХАТ. И это здание вестибюля метро (станция тогда называлась «Кировская», теперь «Чистые пруды»), спроектированное выдающимся архитектором Николаем Колли (он вместе с Щусевым строил и Казанский вокзал, с которого я начал свой путь к театру в Москве), запало мне в память. Но потом я уже не мог это здание разглядеть, оно было окружено со всех сторон ларьками, какими-то помоечными постройками, а ведь это памятник архитектуры. И такое же чудовищное безобразие было по всей Москве!

Сейчас всё изменилось. Сегодня я снова увидел город — и ещё больше в него влюбился. Да, это мой любимый город, связанный со многими личными событиями. Сейчас я полюбил кататься на самокате, благодаря тому что теперь есть пешеходные зоны. А раньше не мог и дверь из своего подъезда открыть, потому что, выходя, ударял этой дверью по бамперу чужой припаркованной тут же машины. И то же самое было в Театре Наций: машины въезжали на территорию перед театром и нагло парковались, а я выбегал из здания и практически за грудки хватал водителей, потому что никакие объяснения, что сюда должны пройти зрители, не действовали. Теперь и перед театром — большая пешеходная зона для зрителей, с деревьями, скамейками, часами. Сегодня я на самокате от «Чистых прудов» могу проехаться по моему любимому маршруту и даже доехать до работы.

— Почему вы приняли решение войти в предвыборный штаб Собянина?

— Потому что таким образом я публично хочу сказать спасибо Сергею Собянину. Спасибо не только за то, что он поддер­живает Театр наций и другие театральные проекты, в том числе программу «Москва — театральная столица». Я проанализировал то, что происходит сегодня с городом, и подумал: как же мы часто раздражаемся, когда не понимаем какие-то действия властей города, как мы ненавидим и проклинаем их и как потом, после воплощения этих замыслов, быстро забываем наше первоначальное неприятие. Так было с развязками, с тротуарами, парками, парковками…

Например, все забыли то время в парке ВДНХ, когда туда нельзя было войти не то что с ребёнком, а даже в компании. Собянин бьётся за город, и мне важно, чтобы в следующие 5 лет он мог сделать ещё больше. Конечно, не может быть всё без ошибок, и от нас не требуется елеем обливать власть. Им полезно слышать и критику, и замечания, поэтому мы должны вместе работать как команда. А высказываться можно, например, на «Активном гражданине», этот ресурс для того и придуман.

«Мы переживаем театральный бум»

— Давно ли вы знакомы с вашим кандидатом — Сергеем Собяниным?

Сергей Собянин был у нас в Театре наций после завершения реконструкции в 2011-м, тогда он вместе с Владимиром Путиным по традиции забил монетку с годом рождения театра в сцену. С тех пор я иногда вижусь с Сергеем Семёновичем на рабочих совещаниях, но на спектакли мне его не получается зазвать, потому что он очень занят. А близко по­знакомились мы с ним не так давно, на совещании, посвящённом культуре. Мы заседали недалеко от Театра наций, и я обратился к нему с просьбой, чтобы он помог передать театру рядом стоящее заброшенное здание. На что он сказал: «А где это находится?» Я объяснил, что в ста метрах отсюда. Он говорит: «По­шли». И на глазах изумлённых секьюрити мы вдвоём с ним направились в сторону Театра наций. А дальше я, совсем обнаглев (смеётся), стал говорить, что мы не можем ввести театр в эксплуатацию, и он сразу решил все проблемы. И потом я к нему обращался с просьбами. Несмотря на то что мы — театр федерального, а не москов­ского подчинения и не имеем финансирования от правительства Москвы, для меня важно то, что Собянин не разделяет в вопросах, которые может решить, театры на федеральные и московские. И это касается не только театров как организаций, это касается и артистов, отношения к ним. Например, он сделал надбавку к пенсии в 30 тыс. рублей заслуженным и народным артистам не только московских, но и федеральных театров. Ещё я ему очень благодарен за поддерж­ку и внимание к работе нашего благотворительного фонда «Артист», который помогает пожилым актёрам.

— Раньше говорили о том, что «прежде культура ценилась больше, читали и ходили в театры больше». Сегодняшние москвичи интересуются культурой, театром не меньше, чем раньше?

— Москвичи всегда ходили, ходят и будут ходить в театр. Сейчас мы переживаем театральный бум. Театры переполнены, везде аншлаги. Вопрос сейчас стоит не о привлечении зрителей, а о форме развития самого театрального искусства. Театр наций, в частности, давно занимается его развитием или даже изучением. Он создан и во многом работает как лаборатория способов существования театра. Например, у нас есть «театротерапия» — мы работаем с инклюзивными проектами. Спектакль «Прикасаемые», созданный нами и фестивалем «Территория» совместно с Фондом поддержки слепоглухих «Со-единение», — один из самых масштабных примеров социального театрального искусства в России. И это — первая постановка в мире, в которой одновременно задействованы и слепоглухие, и зрячеслышащие актёры. В основе спектакля — реальные истории людей с одновременным нарушением зрения и слуха. На сцене герои на равных с артистами преодолевают страхи, сомнения, трудности взаимопонимания. Так появляется понимание того, что рядом с тобой человек с ограниченными возможностями, и он не должен чувствовать себя ущербным.

Где Аполлон скакал на тройке. Самые красивые театральные здания Москвы

Культурное ноу-хау

— Принято считать, что культурная столица — Санкт-Петербург. А если говорить о культурном пространстве Москвы, какое оно?

— Может быть, Санкт-Петербург — культурная столица, но Москва — культурная планета, где есть всё: от Большого театра до «Гоголь-центра» или миниатюрного «Театра.doc». Все театры здесь разные, и у каждого есть свои зрители. Москва — мегаполис, в ней можно утонуть, но тут я вижу реальное внимание к культуре. Я сейчас говорю как театральный менеджер: московские власти в последние годы сделали две стратегически важные вещи — колоссальное переоснащение и ремонт многих театров Москвы, а их 82 в городе. Кроме того, в городе реализована театральная реформа: теперь работает грантовая система поддержки, а финансирование конкретных проектов театр реализует затем уже сам. Это касается и творческих замыслов, и зарплат.

Евгений Миронов: «Подвиг нам совершить легче, чем жить в спокойное время»

— Вы сами ходите в театры? Есть любимые?

— Когда шло строительство «Геликон-оперы», я волновался за этот проект, желал, чтобы он успешно состоялся. Театр отреставрировали, построили, и мне там очень нравится. Я хожу в «Гоголь-центр» с его потрясающей энергетикой, хожу на фестивальные спектакли «Золотой маски», Международного фестиваля имени Чехова. Совсем недавно на ВДНХ проходил очень интересный фестиваль «Вдохновение», который в этом году был посвящён театру, — на меня очень большое впечатление произвёл спектакль «Ситуации. Комнаты» немецкой группы «Римини Протокол», это совсем новый язык и новые ощущения. Думаю, правильно, если «Вдохновение» станет летним театральным фестивалем. Конечно, не всё, что интересно, удаётся увидеть — я и сам много играю, ведь я артист «по совместительству».

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: